April 12th, 2009

kitty

(no subject)

Все, кто рассуждают о "протестантской трудовой этике" как-то совершенно не знают, что большая производительность труда в Сев. Европе в те времена, да и сейчас тоже обусловлена не тем, что они бодрее шуршат, а автоматизацией и инновацией. Ту же металлургию в XVIII в. перевернули немцы и англичане и т.д. (кстати ещё один важный момент упущеный Вебером и упускаемый его последователями - между взлётом Сев. Европы и реформацией было 200 лет в которые протестантские страны, где были там и оставались), а вот скажем "титаны возрождения", запомнились как блестящие художники, скульпторы, поэты, а вот как изобретатели они были вынуждены "писать в стол". И тут напрашивается интересная альтернативка: если бы Леонардо принял приглашение Юлих-Бергов и переехал бы в Германию, возможно Джоконда украшала бы один из лесничных пролётов в Лебединной башне в Клеве, зато в 30летнюю войну вовсю бы использовались вертолёты.
dix

ибо антично

Посмотрел "Тараса Бульбу" . Сильное кино, хотя трудно сказать, я просто все эти речи проматывал, но с другой стороны экранка да ещё в маленьком окошечке. Тут все предъявляют претензии, ах мол какзаки истекая кровью толкают речи аки коучеры на тренингах корпоротивности. И правильно, что толкают, это важно, но не в смысле агитации, а как раз наоборот, ибо и у Гомера (а Гоголь он ведь писал вариацию на тему "Иллиады") тож толкают, но ясно становится, что не это ими движет, не православность, ни казачность, ни польскость, ни католическость, ни история и государства, а хтонические силы жаждущие крови и огня. В фильме кстати хорошо все мифологические инверсии отражены вплоть до внешнего сходства Тараса и польского воеводы, с которым они стали родственником, да и то, что тот не зарубил ребёнка, не столько акт гуманизма, сколько залог воспроизведения сюжета в следующем поколении (вспомните "Семеро против Фив"), ну и Андрей и Остап как Парис и Гектор.

Но Гоголь шагнул дальше Гомера (всё таки это авторская литература, а не эпос), он не просто описал вовлечённость человека в вихрь кровавых страстей, а показал трагедию европейски образованного человека вляпавшегося в хтоническое. Итак white european Андрей возвращается в своё племя, никаких тёплых чувств у него естественно не вызывающее. Собственно если бы не показ пыток и казней крупным планом (ага, Мэл Гибсон - наше всё), то сдаёцо мне даже у многих патриотичных зрителей особого сочувствия к казакам не было. Давайте разберём сюжет, есть лагерь бандформирований, сидят полевые командиры и думают чего бы устроить, боевики вовсю бряцают оружием и стреляют в воздух, тут являются какие-то люди с убитой женой Тараса, и валят всё на поляков попутна нагоняя религиозного фанатизму - чистейшей воды провокация, которая позволяет боевикам оправдать их тягу к грабежу и крови). Итак возвращается Андрей в своё племя, кое ему отвратно и в кровавом бандитизме которого он принимать участия не особо желает. Он делает иной выбор и что же - и тут же вляпывается в тот же миф (прекрасная Елена и далее по тексту) и вот уже Андрей теперь в облике Ахила скачет на врага. Собственно он в доспехах и вся эта атака - самое прекрасное в фильме. Естественно, что он разделяет судьбу Ахила.

Так что не о роде и предательстве книга, да и кино, а о том, что даж если ты весь такой цивильный, то попав в Восточную Европу запросто вляпываешься в хтоническое и тебе писец.
Через какое-то время почти земляк Гоголя - Джозеф Конрад написал книгу почти про то же - "Heart of Darkness", как английский джентельмено становится вождём африканского племени и не в силах ничего изменить, и даж наоборот, усугубляет кровавость. Потом по этой книге ещё кино сняли - "Apocalipse Now". Ну да, не получилось у Бортко (или как там режиссёра зовут) снять второе кино такого масштаба, ну так это ведь штучная продукция, да и финал (по ссути дела единственное решение хтонического вопроса), такой как у Кополлы зрители бы не приняли ещё сильнее чем весь этот казацкий партхозактив.
brother2

(no subject)

Почитал ленту, да ещё и топ блохояндекса.
И у меня такой вопрос к залу: а чё Фицморген - это наш новый Апач?
dix

(no subject)

В каментах про "Тараса Бульбу" всплыло две интересных темы, но начну с третьей, которая тож обсуждается в сети:

3) Вот гойворят ах Бортко такой нехороший выгнал постановщика трюков, который "Гладиатора" делал и ставил битвы сам отчего там сплошной маразм. А я считаю, что он по своему очень правильно сделал. Вспомним "Гладиатора" реально классные баталии (наверное одни из лучших), и на их фоне вся там любовь-морковь, политика-хуитика как-то потерялись. Плюс, вспомним появление гламурофашизма в СССР после показа "17 мгновений". Вот и представьте себе, польские крылатые гусары, не как стадо баранов а строем на полном ходу сминают нестройные стада казаков. Да тут чтоб сочувствие к своим вызвать пришлось бы Мэла Гибсона вызывать пытать Остапа. Так что правильно, что в кино получились батальные сцены в традициях позднесоветского кинематографа (мясник профессия доходная, ктож постановщику трюков даст мясо порубить чтобы почувствовать как клинок должен по мясцу идти). Вот что реально в кино говёное - так это музыкальное сопровождение.

Но вернёмся к основным вопросам:
1) Агитка? Итак вспоминаем кино, сцену с женой Тараса и сообщением о шинкарях церковь гнобящих, которое привело к погрому с выносом спиртоного. Ничего не напоминает? Сначала всем показали отрубленные ноги бронзового солдата, потом было бурление в каментах, потом погромы в Талине с выносом спиртного. Это чтож получаецо, в РФ агитпропом заведуют какие-то постмодернисты любители самопародий?

1.5) Вот тут некоторые почитав как Гоголь Янкеля описывает шьют Николяаю Васильевичу 282ю, ну а фашики радостно классега в свои записывают. На самом-то деле, Янкель - это классический сатир античности, ну или кобальт - средневековой литературы, и услуги он кстати оказывает точно те же самые.

2) Тема предательства. Вот это самое интересное. Вспоминаю я греков или римлян - так, может о предательстве чего и упомянут, но вскользь. Те же Фермопилы, ну да Геродот написал о предателе, но если вспомнить совецкий учебник истории, то он становится ключевой фигурой во всём этом деле. Или позже читая англичан, французов, немцев - если и помянут предательство, то так, мол да было и было, проехали. В советской же и литературе и историографии тема предательства - чуть ли не основная. И революцию-то начали, потому что предатели чего-то сообщили, и Лазо потом предали, и Чапая, и всех остальных тоже, и у пионеров-героев в каждом втором случае - предательство, и Зою Космодемьянскую вроде тож не просто поймали, а сдали. Да и в более ранних историях стали придумывать предателей - вспомним сдачу Пскова в "Александре Невском", тож вроде через предателя, или помницо книжка у меня в децтве была с картинками про Куликовскую битву, там тож чего-то про предателей было, да и ТБ гоголевский тож подавался как книга о предательстве. На политинформациях я помню, нас периодически информировали о предателях и перебежчиках. Не удивительно, что в однин день, увидев в небе три зелёных свистка и руководство, и органы, и армия и простые граждани забыв клятвы, подписки и присяги ломанулись к кассе.
dix

(no subject)

Начал читать первоисточник.
Прочёл первую главу. Много интересного, например:

- Добре, сынку! ей-богу, добре! Да когда на то пошло, то и я с вами
еду! ей-богу, еду! Какого дьявола мне здесь ждать? Чтоб я стал гречкосеем,
домоводом, глядеть за овцами да за свиньями да бабиться с женой? Да пропади
она: я козак, не хочу! Так что же, что нет войны? Я так поеду с вами на
Запорожье, погулять. Ей-богу, поеду!


Опаньки, а не это ли самое нежелание работать, и желание жить одним разбоем предъявляют нынче чеченам русские?
Вот мне кстати и при просмотре фильма казалось, что президент-академика в качестве консультанта там очень не хватает.

Далее идёт рассказ о казаках, по своей структуре воспроизводящий труд Тацита "О германцах".

Завершается первая глава то ли опиской, то ли проверкой читателя на внимательность:

Бульба вскочил на своего Черта, который бешено отшатнулся, почувствовав на себе двадцатипудовое бремя, потому что Тарас был чрезвычайно тяжел и толст.

Да, 326 кг - неслабо так.
dix

неисправим

dix

глава 2

Начинается она с описания характеров Остапа и Андрея, этих наших Гюнтера и Зигфрида.
Если Остап ещё чистейший варвар, и его ветвь в повествовании - это ветвь чисто варварская, то Андрей уже рыцарь,, и его сюжет развивается по канонам рыцарского романа. Важно, что он младший сын, ибо дабы не дробить наследство еврофеодалы обычно женили только старших сыновей, младшим же оставалось осеменять доярок, и мечтать о недоступной женщине одного с ним статуса (а статус кстати у Тараса Бульбы был примерно баронский). Ну и далее описание первой встречи с паночкой и визика к ней - чистой воды роман о прекрасной даме, в котором рыцарь обречён на полное ей подчинение (это важно для дальнейшего понимания сюжета).


Далее Гоголь прибегает к поразительному трюку, приведшему однако к тяжким последствиям в русской литературе. Дабы после жосткой структуры лагеря легионеров (бурсы) с консулами и ликторами и введения читателя в неизменную колею рыцарского романа (не будем забывать, что писал-то Гоголь не для потомков с неясным багажом знаний, а для современников, которые хорошо знали, что такое роман о прекрасной даме), он вдруг начинает описывать природу - всё это буйное многообразие сусликов, чаек, трав, все эти звуки и плавно от этого переходит к описанию сечи, населённой эдакими "детьми природы" "благородными дикарями". Гоголь подобно композитору задал в этой главе две главные темы: Рима и рыцарства с одной стороны, и природы и казачества с другой.


Интересен в этой главе и ещё один поворот: если в предыдущей главе мы читаем про то, что сами казаки вовсю гнали, то в этой глве в сечи единственный продавец спиртного - ну вы поняли. Посмотрим, то ли этоа нестыковка от невнрмательности автора, то ли тут прослеживается ещё одна линия.


А чуть не забыл про последствия для литературы-то: если у Гоголя описание природы играло как мы видим вполне определённую функцию, то последующие писатели стали им по трафомански злоупотреблять придавив в итоге читателя "образом дуба".
dix

глава 3

Начинается оно с описания жизни сечи, обращаем внимание на эпитеты:

Вся Сечь представляла
необыкновенное явление. Это было какое-то беспрерывное пиршество, бал,
начавшийся шумно и потерявший конец свой. Некоторые занимались ремеслами,
иные держали лавочки и торговали; но большая часть гуляла с утра до вечера,
если в карманах звучала возможность и добытое добро не перешло еще в руки
торгашей и шинкарей. Это общее пиршество имело в себе что-то околдовывающее.
Оно не было сборищем бражников, напивавшихся с горя, но было просто бешеное
разгулье веселости. Всякий приходящий сюда позабывал и бросал все, что
дотоле его занимало. Он, можно сказать, плевал на свое прошедшее и
беззаботно предавался воле и товариществу таких же, как сам, гуляк, не
имевших ни родных, ни угла, ни семейства, кроме вольного неба и вечного пира
души своей. Это производило ту бешеную веселость, которая не могла бы
родиться ни из какого другого источника.


Итак, сечь - потусторонний мир. Отдельный от мира живых. И в этом мире происходит непрерывная пляска смерти (опять таки в католических странах Восточной Европы сюжет достаточно распространённый).

Далее идёт описание казни за убийство товарища, и после этого приводится диалог Тараса а кошевым, где Тарас подбивает того к войне. Я кстати вообще прифегеваю, как в совецком литературоведеньи Тарас Бульба мог оказаться положительным персонажем - эксплуотатор и феодал (в первой главе подробно описывается, сколько у него слуг), принципиально презирающий труд, да ещё и разжигатель войны. Таких персонажей Борис Ефимов хорошо рисовал.
И далее важная деталь, добавляющая симетрии эпизоду, начавшемуся с описания похорон заживо - новоизбранному кошевому льют на голову грязь, то есть совершают его символические похороны за убийство товарища.

Суммируя: перед читателем открывается символический мир, населённый уже не совсем живыми людьми, вождь которых уже заранее приговорён и понёс символическое наказание за их гибель.



Ну а теперь мы с Николаем Васильевичем немного пошалим:
Одни только обожатели женщин не могли найти здесь ничего, потому что даже в
предместье Сечи не смела показываться ни одна женщина.
...
Наконец хмель и утомленье стали одолевать крепкие головы. И видно было, как
то там, то в другом месте падал на землю козак. Как товарищ, обнявши
товарища, расчувствовавшись и даже заплакавши, валился вместе с ним.
cthulhu

Глава 4

Начинается она оч показательно в плане темы верность/предательство:

Кошевой был умный и хитрый козак,
знал вдоль и поперек запорожцев и сначала сказал: "Не можно клятвы
преступить, никак не можно". А потом, помолчавши, прибавил: "Ничего, можно;
клятвы мы не преступим, а так кое-что придумаем. Пусть только соберется
народ, да не то чтобы по моему приказу, а просто своею охотою. Вы уж знаете,
как это сделать. А мы с старшинами тотчас и прибежим на площадь, будто бы
ничего не знаем".


Итак заметьте как нас в лучших традициях трагической литературы подводят к развязке: Тарас разжигает войну в которой погибнет и он и сыновья, он обсуждает с кошевым варианты нарушения клятвы, и его сын перейдёт на сторону врага, ну а далее сцена жертвоприношения реке (сравните кстати с пожертвованием Волге персидской княжны Стенькой Разиным, после успешного похода на Персию, сдаётся мне и здесь Гоголь подаёт нам намёк на грядущий трагический финал), и обретение Тарасом помошника - Янкеля, человека судя по описаниям весьма непрагматического поведения.