March 9th, 2011

kitty

(no subject)

'Dyadya Wasya' is my name,
Tobolsk is my dwelling place.
Siberia is my nation
And Christ is my salvation


А чо, круто!
Кстати обратил тут внимание на изменение цветовой гаммы своего гардероба - преобладание белого и зелёного оче-видно (цвета нацфлага, как никак), красный же практически исчез, и если и встречаецо, то только воттенках типо малиновага.
dix

(no subject)

Врендлента последнего месяца напомнила мне анекдот: Я пережил две мировые войны, три развода, четыре ареста, два банкротства, одну оккупацию и несколько смен режимов, и вчера ко мне приходит внук и заявляет - Дедушка, ты ничего не понимаешь в этой жизни!


Совкосрачи и горбисрачи последнего месяца вновь вытолкнули на поверхность мем о советской стабильности, давайте посмотрим внимательно: за 70 лет в стране сменилось три (или большее) конституции, несколько раз менялась государственная символика, произошло несколько денежных реформ, не говоря уж о реформах делопроизводства и бухучёта, не говоря уж про систему оплаты труда, несколько изменений национальной политики (добавим сюда переселения народов и их возвращения) и перекраивания территориального устройства, несколько реформ образования ("дети революции" успели походить в экспериментальную совшколу первой половины 30х, их дети - послевоенные бэбибумеры - ходили уже в сталинскую школу, где мальчики носили фуражки на бритых наголо головах, в которой учили логику и которая была платной, а их внуки успели закончить советскую синеформенную десятилетку), раз в 2-3 года происходили массовые беспорядки (в основном на национальной почве), и с такой же частотой, если не чаще, "техногенные катастрофы" со ста и более погибшими. Кстати интересно, а какаой % населения РСФСР на момент 91го года жыл в том же населённом пункте, где родились хотя бы 2 из 4х его бабок и дедок? И заметьте, я не упомянул тут мировую войну, и другие вооружённые конфликты натерритории СССР или территориях вошедших в состав СССРа. Так что стабильность, как и разруха она не в сортирах, а в головах.

Так что пресловутая перестройки и якобы распад союза (вот странно, от Тадзикистана вроде отделились, но при этом в 80е рейса Свердловск - Курган-Тюбе не было, а теперь есть) это всего лишь очередное совецкое разоблачение прошлых вождей, денежная реформа и реформа нацполитики. Кстати о нацполитике и ехстремизьме, меня умиляет, когда фанаты старого прижима с его 56й статьёй в старом кодексе - до 25 лет и 70й статьёй УК РСФСР - да 7 лет (за антисоветскую деятельность) возмущаются нонешней 282й.

Реально из всех макропараметров (рождаемост, смертность, преступность, суициды, СОПЖ, количество авто на человека, ввод в эксплуотацию жылья и т.д.) отклоняются от советских трендов всего два: 20% роиссян побывали в дальнем зарубежь е и с начала 90х началось неуклонное снижение абортов. Так что если смотреть на статистику - СССР всё ещё существует.
book

Сибирь в европейской литературе



irena_tls подсказала мне повесть Жюля Верна - "Михаил Строгов", по которой франкофоны знают о Сибири. Есличо она есть у Мошкова: http://www.lib.ru/INOFANT/VERN/strogov.txt
Книга конечно так себе, что-то на уровне "дамского романа", но сибирики там представлены сугубо позитивно (а вот русские не все) и главное они не тождественны русским. Вот, например: "месте с солдатами Иван Огарев привел еще новый отряд пленных, русских и сибиряков, захваченных частью в Омске, частью в Колывани." Можно было бы конечносписать это дело на политангажированность или незнание Жюлем Верном чего-то там, но всё дело в том, что консультировал его при написании книги никто иной как И. С. Тургенев, который так же поспособствовал изданию перевода в России. Напомню, что тогда все книги проходили через цензоров, так что можно говорить прямо - нетождественность русских и сибиряков (причём народы Сибири вроде татар, якутов, тунгусов и пр. упомянуты в книге отдельно) была вполне признаваема как в культуре так и на официальном уровне.

Кстати, langobard, а есть ли в Иркутске памятник Жюлю Верну? Как никак это единственный автор с мировым именем, который воспевает Иркутск в своей книге:
"В Иркутске, столице Восточной Сибири, в настоящее время насчитывается
до тридцати тысяч жителей. Город со своим величественным собором и массою
других церквей, с домами, разбросанными в живописном беспорядке, стоит на
правом, довольно высоком берегу Ангары. Если смотреть на него со стороны, с
высоты горы, возвышающейся верст на двадцать на большой сибирской дороге, то
этот город со своими церквами и колокольнями, с высокими шпицами как на
минаретах, с пузатыми куполами, похожими на японские пагоды, носит характер
чисто восточный.
Но стоит только въехать в самый город, как первое впечатление тотчас же
изменяется. Город, наполовину византийский, наполовину китайский, становится
сразу европейским, как только вы увидите его мощеные улицы с широкими
тротуарами, искусственные каналы, обсаженные по берегам гигантскими
березами, его каменные и деревянные дома, между которыми есть даже и
многоэтажные здания, бесчисленные экипажи, снующие по улицам, и не просто
тарантасы и телеги, а хорошенькие фаэтоны, изящные кареты и коляски наконец,
все это городское население, носящее на себе отпечаток интеллигентности и
цивилизации, эти шикарные дамские туалеты, сшитые по последней парижской
моде."


Ну и ещё одно замечание в сторону: в позапрошлом веке такие авторы как Жюль Ферн, Фенимор Купер и ещё много кто были авторами вполне себе взрослыми, но уже в середине прошлого века они сместились в область авторов подростковых, чтение их после 15 лет как-то скучновато ибо примитивненько. И после этого нам буддут чего-то впаривать про инфантилизацию нонешнего века?
dix

люто-бешено юкагирую!