September 28th, 2011

dix

"На Волге появлялись даже агитаторы из Перу, но они быстро были изолированы полицейскими органами."

В продолжение разговоров об урожайностях, решыл погуглить на тему а коснулся ли голод-1891/2 сильно шыбанувший как раз по Поволжью тамошних немцев. И наткнулся на интереную страничку с кучей прекрасного. Вот, например: Приговор сельского схода о разрешении выезда за границу. Усть-Золиха.
Вот так воть - приговор. ТамЪ ещё много актуальнага и злобнодневнага: "Губернские власти различными способами (через добровольных агитаторов, через волостные и уездные структуры) стремились убедить немцев не переселяться в Америку. Большим тиражом было отпечатано в мае 1877 г. для распространения в колониях "Предостережение". Со ссылкой на чрезвычайного посланника России в Бразилии графа Коскуля в нём описывалось "жалкое и безвыходное" положение переселенцев из Европы, в основном немцев Поволжья. В начале 1877 г. среди немецкого населения Самарской и Саратовской губерний были распространены открытые письма колонистов Адама Геттига и Петра Канца с описанием бедствий переселенце в Бразилии.

Саратовский губернатор высказал предложение правительству России для удержания немецкого населения от эмиграции в законодательном порядке закрепить за колонистами участки земли в вечное владение, что несомненно остановит поток эмиграции и улучшит сельскохозяйственное производство. По распоряжению губернатора происходило обследование немецких колоний для выяснения причин эмиграции. Вновь и вновь колонисты называли главной причиной - тяжелое экономическое положение и нерешенность проблемы собственности земли.

Но остановить переселенческий процесс было уже сложно. "Предостережения" и Открытые письма не давали желаемого результата. Так, по сообщениям из Норки, колонисты отнеслись к ним крайне недоверчиво. Огромный поток агитационной литературы , призывавшей к эмиграции захлестнул поволжские колонии."

С удивлением узнал, чито некоторые населённые пункты в Кз откуда народ потом двигал в Германию были основаны немцами ещё сто с лишним лет назад, и что в отличие от русских немцы ехали в Сибирь (эту Евразийскую Америку) добровольно и вполне там обустраивались. А что до голода, то как я понял из всех источников, в отличие, от поволжских русских до 1930х тамошние немцы голода не знали.
dix

californication

В раздатке к нижеупомянутому workshop'у сказано, чито сёдня дресскод - формальный. Угадайте, кто пришол в шортах - я (нуэттопонятно) и боссо.

Кстсте, несмотря на +22 местные тут как по команде перестали носить шорты. А вот когда конкретно и чо за день был - это я пропустил. Ещё в тему, что тут, что в Жапао, до официльнага начала купальнага сезона (День Моря) и после его окончания можно купаццо совершенно нетесно.
dix

(no subject)

После Мамина-Сибиряка решыл почитать чо нить про Евроссию. Скачал "тихий Дон". В первых же главах три убийства и одно изнасиловаение при отягчающих, не считая менее тяжких. Фигасе, ну да ладно. Читаю дальше и манеры у них там очень показательные:

" - Ты, забурунный, чего прибег? - спросила она с видимым
неудовольствием. Недолюбливала старая отчаянного и драчливого Митьку.
- И чего тебе, Ильинишна, надоть? - привязывая к перилам жеребца,
удивился Митька. - Я к Гришке приехал. Он где?
- Под сараем спит. Тебя, что ж, аль паралик вдарил? Пешки, стал быть,
не могешь ходить?
- Ты, тетенька, кажной дыре гвоздь! - обиделся Митька. Раскачиваясь,
помахивая и щелкая нарядной плеткой по голенищам лакированных сапог, пошел
он под навес сарая.
Григорий спал в снятой с передка арбе, Митька, жмуря левый глаз, словно
целясь, вытянул Григория плетью.
- Вставай, мужик!
"Мужик" у Митьки было слово самое ругательное. Григорий вскинулся
пружиной.
- Ты чего?
- Будя зоревать!
- Не дури, Митрий, покеда не осерчал...
- Вставай, дело есть.
- Ну?
Митька присел на грядушку арбы, обивая с сапога плетью присохшее
грязцо, сказал:
- Мне, Гришка, обидно...
- Ну?
- Да как же, - Митька длинно ругнулся, - он не он, - сотник ..."

Первая ассоцыация от таких вот диалогов: нигга-бразза! йо!

А вопче книга как я понимаю для современных еврусских оч актуальная, ибо там же вроде как главная лирическая линия отношения между русской женщиной страдающей от домашней работы и семейного насилия с лицом кавказской национальности:

"Аксинья привязалась к мужу после рождения ребенка, но не было у нее к
нему чувства, была горькая бабья жалость да привычка. Ребенок умер, не
дожив до года. Старая развернулась жизнь. И когда Мелехов Гришка,
заигрывая, стал Аксинье поперек пути, с ужасом увидела она, что ее тянет к
черному ласковому парню. Он упорно преследовал ее своей настойчивой и
ждущей любовью. И это-то упорство и было страшно Аксинье. Она видела, что
он не боится Степана, нутром чуяла, что так он от нее не отступится, и,
разумом не желая этого, сопротивляясь всеми силами, замечала за собой, что
по праздникам и в будни стала тщательней наряжаться, обманывая себя,
норовила почаще попадаться ему на глаза. Тепло и приятно ей было, когда
черные Гришкины глаза ласкали ее тяжело и исступленно. На заре, просыпаясь
доить коров, она улыбалась и, еще не сознавая отчего, вспоминала: "Нынче
что-то есть радостное. Что же? Григорий... Гриша..." Пугало это новое,
заполнявшее всю ее чувство, и в мыслях шла ощупью, осторожно, как через
Дон по мартовскому ноздреватому льду."
dix

за мирный атом!

А вот это спецыально так подгадали, чтобы день работнегов атомной промышленности совпал с иудейским новым годом?

Познравляю обе группы с их празнегами, из первой - персонально земляка и УПИвца, тем более чито благодаря его и его коллег работе у меня всё децтво были электроны в розетке.