March 19th, 2013

dix

"под предводительством полковника Нарышкина казаки направились занять Роттердам"

С поддачи Финскага глянул военные мемуары Бенкендорфа, естессно сразу про Голландию. он освобождал её от французов: вопче карсиво получается, Бенкендорф, который душитель и гнобитель освобождает страну-пионериху всевозможных легалайзов.

Кстате основные силы Бенкендорфа в Голландии составляли казаки, и башкиры. Из русских был только небольшой пехотный отряд. Прикольное кортинко мерещицо: казаки, не нонешние-ряженые, а те бруталы в папахах и с пикой под командой полковника Чеченского (кстсти реальный полковник участвовавший во всём этом) и башкиры с луками и стрелами едут на лошадях по современному Амстердаму - мимо красных фонарей, кофишопов, гейбаров и магазинов с сувенирными хуями и индусами в чалмах за кассой. (Перечитал ещё раз, да хуи именно сувенирные, а не суверенные, суверенная - это демократия, уф, ниччо не перепустал, или? а похуй! можно продолжать).

И вот чо интересно, стало стереотипом, что вот типа во время наполеоновских войн поездили, Явропку посмотрели, "и кипят беспокойные мысли его об ином социальном устройстве" ну и вздекабристнули. А как нащёт казаков? Вот скажем кафказские войны привели к тому, что ареал распространения Его Ворсейшества достиг чуть ли не Масковской гебернии, а тут интерсно как повлияли европейские вояжи на быт казачества были ли однополые браки в станицах? Увы, сначала большевички, записавшие казаков в русские, потом постперестроечные ряженые, потом phophudia strikes back настолько засрали тему, что. Кстсти вод давеча New York Times отметилась статией про ставропольских "казаков", рекомендую покликать на слайды, много сочного, вплоть до усерпиков.

Кстать оч интересно читать военно-историческое про местности, которые оч хорошо представляешь, потомучто пожил/побывал. И ещё до кучи: когда Бенкендорф освобождал Голландию основные силы союзнегов были во Франкфурте, и обсуждали то ли форсировать Рейн, то ли мириться с Наполеоном - впоследствии решение рейнской проблемы в ключе, чем быстро переправлять много армии через широкий Рейн, чтобы потом уперецо в Айфель, Собачий Хребет и Ардены, проще форсировать три маленьких реки (Эйсель, Ваал в Голландии и Старый Рейн) и выйти к Антверпену выбрал Гитлер, а вот союзники 1813го года предпочли цырк на Рейне.

Ну и заключительный широкий мазок (во всех смыслах слова) - "аким образом, я спрашиваю вас: чего вы хотите? Они мне отвечали: возвращения Принца Оранского. Только этот дом может гарантировать нашу независимость. Было постановлено немедленно отправить депутата к Принцу, чтобы умолять его вернуться и возглавить свой Народ.
...
Принца сопровождал Английский посол, господин Кланкарти, который и сообщил мне о планах своего правительства относительно Голландии; этот откровенный разговор вполне успокоил меня насчет моих политических предприятий."
Как говорицо - а хули тут уточ(к)нять!

Ну да ладно, чтоб не было совсем уж писи-мистично, вот красивая цытатка: "Когда завершились первые часы этого великого движения — город был освобожден от тревоги, внушаемой двумя сдавшимися крепостями, — слабость моего отряда не могла быть долее скрываемой, и мысли о будущем стали устрашать предводителей восстания, они пришли, с тем чтобы задать мне следующие вопросы: Какими средствами вы надеетесь защитить нашу свободу?
...
Мои же военные планы заключаются в том, чтобы рискнуть всем для вашей свободы."
Не ну прекрасно ведь, и даж не столько в плане того, что звучит это из уст Бенкендорфа, сколько в опчем-то краткая формулировка нацидеи переходящей в нацтрагедию.