May 11th, 2013

brother2

(no subject)

Увидел в ленте внезапное: Шведы Yellow Bird и французы GTV взялись за 10-серийный политический триллер «Оккупация*» (Occupied). По сюжету в недалеком будущем Россия без лишней крови вторгается в Норвегию, чтобы обеспечить контроль над поставками нефти по всему миру. В сериале пойдет речь о том, как северной нации живется под гнетом оккупантов. Идея принадлежит писателю Ю Несбё, первые два эпизода снимет Эрик Скьолдберг, режиссер «Бессонницы» и «Нации прозака». Также в проекте участвует сценарист Харальд Розенлёв-Эег. Съемки намечены на начало 2014 года, премьера состоится годом позже на франко-немецком Arte, норвежском NRK и других скандинавских каналах.
эк их от "костюма Путина" расколбасило (ну а с другой стороны, то что Брейвик случился в аккурат с началом поставок норвежского лепестричества в Германию наверняка обсуждалось на суровых норвежских кухнях).
dix

(no subject)

Возьмём тогдашних писателей и поэтов.

Фонвизин, Пушкин, Грибоедов, Веневитинов, Булгарин, Лермонтов, Тургенев — из знатных дворянских родов. Карамзин, Державин, Гоголь, Аксаков, Загоскин, Достоевский — из менее знатных. Жуковский и Герцен — бастарды крупных помещиков. Вяземский — князь. Дельвиг — барон. Все Толстые — графья. Отцы Островского и Лескова заработали дворянство личной службой.

Таким образом, все известные русские поэты и писатели первой половины XIX века — из благородных семей. Только Тарас Григорьевич был из крепостных, да какой он русский? О писателях-разночинцах страна узнала ближе к XX веку, да и то, нужно крепко повспоминать, кто из тогдашних литераторов был не из дворян! У Чехова отец — купец, у Горького — рабочий, у Гиляровского — полицейский. Ах да, у Помяловского — дьячок. Ну, хоть четверых вспомнил.

Теперь берём художников той же поры.

Рокотов, Тропинин, Кипренский — крепостные крестьяне. Боровиковский, Пукирев, Суриков и Репин — вольные крестьяне. Иванов — сын художника, причём его отец был подкидышем. Левицкий, Брюллов и братья Маковские также пошли по отцовским стопам. Венецианов из семьи греческих, Айвазовский — армянских, а Шишкин, Прянишников и Саврасов — русских купцов. Антропов, Федотов, Васильев и Крамской — сыновья письмоводителей, Куинджи — сапожника, Левитан — учителя, братья Васнецовы — сельского священника. Перов — бастард помещика, не такой удачливый, как Жуковский с Герценом: ни денег, ни титула.

Перебрав всю Третьяковку, находим исключения в лице трёх дворян: Верещагина, для которого живопись была частью военной карьеры, Ярошенко, который, наоборот, занимался любительской живописью наперекор военной карьере (он был генералом) и Ге, для которого живопись была увлечением, а не работой (хотел — рисовал, не хотел — годами бездельничал в поместье в духе своего друга Толстого).

Таким образом, литература — это искусство людей благородных, а живопись — людей подлых.


Tам дальше версия причин этого дела, меня совершенно не устраивающая. Мну кажецо тут оно глубже: вроде Шпенглер отмечал такой момент, что в античности основным критерием истинности был слух - то есть всякие видения - это обман, а вот то, что мы услышали - это труЪ, а в средневековье наоборот - всякие голоса - обман, а вот если увидел - то правда. То есть у разных классов - разные правды.

Далее вот какой момент: структура и иерархия, ну и полутона, с намёками и метафорами - всё это элементы повседневности благородных, и всё это более чем присутствует в классической лит-ре, а вот жывопісь с эдаким мужицким нахрапом бьёт краской в глаз. То есть метод живописи простоват и напорист, там всё сразу и введение, и заключение, а вот книга (классического жанра) - она скромна, и даж поначалу дистанцируется от читателя скучностями, а то и языком (вспомним первые страницы Войныимира), это читатель оказывается должен продираться через это, а не пейсатель его заинтересовывать. Ну не мог человек подлого происхождения это искуство освоить.
dix

(no subject)

Вот сейчас и посмотрим как оно: если не Фергюсон - то кот! никто кроме Фергюсона, любой другой кроме Фергюсона.
Пока взяли следущего шотландца из Эвертона. Посмотрим, продержицо ли сезон.
dix

(no subject)

Вчера в Sвердловке был снег, а я сёдня на солнце обгорел. Эх ненордоугодно я жыву, не по Sеверу.
cthulhu

(no subject)

В каментах к псто про пейсателей и художников было озвучено одно требующее разбобра зогблуждение: У индоевропейцев важнее визуальные образы. У семитов - слуховые впечатления (шма израэль!), а с визуальными очень паршиво у обеих семитических линий. В общем, тут тоже жыды воду выпили. Проникли в благородные семейства и влияют посредством литературки. А картинки рисовать - некошерно, потому там и осталось наше народное арийское нутряное кондовое.. Даешь митьков!

Ежели обратиться к Библейскому тексту, то описаний видений и прочих визуальностей там предостаточно, опять таки и ебиптяне, и ефиопы они ж вроде тож 7-и-ты, ан те кто вне ислама и юдаизма вполне создали и дохристианскую и христианскую иконографию. Как и арабы исповедующие христианство. Источник заблуждашечки вот в чём: почему-то принято считать, что к моменту возникновения христианства иудаизм был уже вполне ставшей и завершённой традицией, однако это не так. Когда Ориген готовил своё "критическое издание Библии" он выяснил, что в разных общинах у иудеев разные тексты, причём во многих пользуются греческими переводами и тоже разными. Ну и много ещё в пользу этой версии, и собсно если б не "вызов" со стороны христианства, то иудаизм так бы и не оформился в что-то системное. Естессно, что оформляясь как "антипод" христианству с его иконами и статуями было отдано предпочтение аудиальному. Ну и с исламом - аналогично.