November 11th, 2015

book

(no subject)

Давеча довелось встретиться с с очередным упоминанием довольно расхожего утверждения - "до войны языком науки был немецкий".

На самом деле, в промежуток времени между латынью и английским языка науки не было, от слова совсем.

Для чего нужен язык науки:
1) для общения учёных внутри универа - оно и понятно, когда провансалец не понимал пикардийца, а лондонец не мог купить яйца в Кенте, учёным даж внутри страны приходилось общаться на латыни, ну и преподавать прежде всего. С появлением нацязыков проблема исчезла - круга общения внутри страны было вполне достаточно и все всех понимали, ну и студенты были пропущены через госшколы.

2) Далее - конференции. В средневековье понятно - все эти соборы, и прочее, а потом оно исчезло. Современные массовые научные конференции с огромными залами в 30е только начали входить в оборот, до этого же - максимум междусобойчики человек на 15, и то раз в несколько лет. Пару раз случалиь и относительно большие (человек на 30, большие да) мероприятия, но это скорей исключение.

3) чтение и общение с неместными коллегами: ну в те времена каждый добравшийся до уровня магистра знал как минимум 2, а то и 3 языка, так что чтение книги или статьи на другом европейском языке не было проблемой, как и коммуникация с коллегами (не без исключений, так Дирак по семейным причинам не хотел говорить на французском, а де Бройль как всякий француз - ну вы понимаете).

4) Публикации: прежде всегооно тогда было устроено по другому - человек просто присылал рукопись в журнал, редактор её читал и выносил решение, никаког рецензирования, тем более международного. Писали - ну в больших странах в свои национальные журналы - англичане - в английские, немцы - в немецкие, французы - во французские (опять таки не без исключений, так Дирак оч любил печататься в канадском математическом журнале, но это всё таки несколько позже и это не основные работы, и опять таки у Дирака оч показательно, когда он ездил между Штатами и Англией у него в какой стране закончил работу - туда и посылал), а остальные - куда удобнее, так из довоенных работ Нильса Бора соотношение публикаций на английском и немецком примерно 2:1, причём в один год он мог опубликовать работы и на том и на другом языке.

Так что не было в то время никакого языка науки, просто потому что он был не нужен.
Да и когда английский стал языком науки - тож тот ещё вопрос, как я понимаю, отнюдь не сразу после войны, а где-то годах в 60х только если не вообще в 70х, и не в следствии того все великие понауехали в Штаты, а вследствии изменения структуры науки как института и прежде всего с введением международной научной экспертизы (рецензирование публикаций, а потом и грантов), а так же с появлением огромных конференций, с немалым числом участников не владеющих несколькими языками.