October 11th, 2018

vamp

(no subject)

Читаю реакции гуманитарной публики на дело о гендерном корчевателе (впрочем и на предыдущий гуманитарный корчеватель реакция была такая же, но там удалось замолчать) становится виден особый статус части гуманитарных наук как не наук вовсе. И дело не в пресловутом научном методе (который существует только в головах у популяризаторов и прочих "Свидетелей Докинза" и о кором люди в лабе и не знают, кроме тех, кто всё ещё сдаёт кандминимум), а в мотивации.

Какбэ в остальных науках она варьируется (хотя правильней сказать варьировалась) от познать истину, какой бы она ни была (прям Лавкрафтовская формулировка, кстати я подозреваю что некоторые математики и суперструнщики чего-то такое лавкрафтовское увидели и дальше по тексту) до простого удовлетворения любопытства (почему бы и нет кстати). Потом добавилась пагубная для науки мотивация - приносить пользу, которая истине и любопытству может быть и параллельна. Ну а у этих мотивация изменить общество. А кто у нас меняет общество - власть.

Так что когда физик изобличает физика, а биолог изобличает биолога - это приемлемо, это очищение истины от подделок и увеличение полезности. А вот гендерный корчеватель - это посягновение на власть. А как называется посягновение на власть - экстремизм! Поэтому и такая реакция на гендерный корчеватель.

И ещё такое наблюдение за языковыми манерами, наверное почти все из осудивших гендерный корчеватель на русском - антипутинисты. Но встав на защиту той части власти (пусть не в РФ, но в других странах), они тут же стали воспроизводить риторику в стиле раша тудей: начиная от отдельных недостатков изобличители которых знаем на чью мельницу воду льют, через мы сами разберёмся в нашем "суверенном домене" и до "а у вас негров вешают". Что только подчеркнуло, что ни любопытства ни пользы тут рядом не стояло, только власть, пусть даже их персонально к ней и не допустят.

Так-то интересный извод от Юнга к Адлеру: КГЮ полагал, то что он полагал в "Вотане", а АА ничего не писал про лоялизм, но так-то напрашивается гипотеза об адлеровском типе лоялизма - самовозвышение, через верность власти, даже если ты "беспартийный" (и вообще живёшь в другой стране.
book

(no subject)

В английских (обоих) большой активный словарный запас признак премиум-классов (привилегированных, как сейчас пытаются говорить на русском). И новый волюпак «гендера» и «политкорректности» есть средство укрепления истошнебоиментом своего доминирования и инструментом доя втискивания в истошнебоимент. Ну и инструмент языкового доминирования.

В русском же промежуток между франузским и «красной профессурой» был хорошо если в два поколения. Поэтому премиум-русского так и не сформировалось. А обильный активный лексикон, да ещё и с изобилием заимствований был уделом узкого и подзамкнутого класса, чьё положение в обществе очень метко описывается английским словом precarious.

И вот когда сторонники «всего хорошего» тащат тамошние премиум языковые практики в русский они «внезапно» получают совсем противоположный эффект – становятся меньшинством в меньшинстве.

Ну а дословное перетаскивание слов всё только усугубляет. Например, английское privilege к контексте «борьбы за всё хорошее» это не привилегия, а скорей всё таки премиум, но точно не привилегия. Особенно для тех, кто ещё помнит, как (говоря современным языком – популист) Ельцин боролся с партийными привилегиями.

Вот и получается, что сапожники-то без сапог - полное непонимание так те теории, что они учили, а некоторые даже преподают, действуют на местности (вне кампусных кафэ).


----

Раз вам (это было в том дурнале, и как "избранное" параллелится сюда) прошлый псто про язык власти и язык секты понравился, напишу про то, что же является языком власти на Руси - как ни странно это не окрик, ни милитаризмы, ни мачизмы, а шуточки да прибауточки.

По крайней мере с Петра точно так - шуткует Верховный, он любим, кисломордый - тут же презрение. Очень показательно с Леонидом Ильичом получилось - анекдоты про него были вложенные в его уста несказаннные им шутки дополнявшие образ непрезираемого начальства. Или выборы-96, помимо коробки из-под ксерокса и прочего там ведь с одной стороны был каменноликий Зю, а другой "хотели как лучше, а получилось как всегда", и прочий набор пусть и корявых и неуместных, но шуточек и дурачеств.

Опять таки вспоминая фильмы жанра "студент в казарме" - у них сержант/капрал орёт, у нас - прапор травит байки. Оглянулся на свой опыт - ни одного русначальника без склонности к байкам, каламбурам, афоризмам не припомню. Пересекаешь границу, и начальство серьёзное, юмор если и есть, то это личное и по окончании смены.

Вот такая вот особенность, наглосакс пытается доминировать через кампусное mumbo-jumbo, рус пытается доминировать через смехуёчечки.

Ну и гендерный аспект, куда теперь без него: байка анекдот, афоризм были на Руси делом мужским, ну да была Тэффи, но то для узкого круга, в советское время юморящие писательницы все были импортными (Хмелевская, "Четвёртый позвонок"), теперь вот в интернете немного получше стало, но всё равно дисбаланс ощутим. И ситуация усугубляется тем, что у борцующих "за всё хорошее" с юмором чаще всего ни ахти, то есть мемасики понимают, репостят, но не производят.