July 19th, 2020

book

Этос, Танатос, Дружбанос

Почти дослушал "Поправки" и вот отмечу такой момент, когда Чип зависал в Литве, там упоминается, что вот тогда он помимо прочего он испытывал в том числе и чувство мужской дружбы. "Щегол" вот вспомнился, тож ведь мужская дружба без всякой гомосятины и снова между американцем и восточноевропейцем и так же в специфических и изрядно криминальных условиях.

Первая мысль была стандартная - вон как доведи поняшки человека не тех привелегий, что дружба без всякого там может быть только с восточноевропейцем, а потом мысль пошла дальше - а как оно в нашей литературе? а как было в литературе прошлого? Кого мы вспомним - Базаров и Евгений, но это ж "абьюзные отношения" и смерть, Онегин и Ленский - ну да, но.

И вот что получилось - "серьёзная" литература многократно и со всех сторон распрепарировавшая эрос избегает описания дружбы. Женская дружба досталась водевилям (кекс в бошегороде, ещё неск примеров найдётся), а мужская дружба оттеснена на переферию приключенческой литературы (мушкетёры, Смок и Малыш у Джеклондона, ещё куча примеров наберётся), либо литературы псевдоэпической (Толкин, наверное Гаррипотер). Ну или вот "образ восточноевропейца" - опять таки трикстер в специфических (маргинальных) условиях. А в такой, чтоб про жизнь "герой всегда один".


Или я что-то упустил?