Данил Бухвалов (brother2) wrote,
Данил Бухвалов
brother2

Categories:
Авот кстати об истоках дискурса: "- Вы дайте мне пропуск во все посты и документ, что я - офицерская дочь."
http://lib.ru/RUSSLIT/SERAFIMOWICH/2death.txt
kak гойвориццо - не всё "так однозначно".

Тож дельный рассказ:
" Она пошла наискось от училища через Арбатскую площадь к Арбатским
воротам. С нею шел маленький круг тьмы, в котором она различала свою
фигуру. Больше ничего - она одна на всем свете.
Не было страха. Только внутри все напрягалось.
В детстве, бывало, заберется к отцу, когда он уйдет, снимет с ковра над
кроватью гитару, усядется с ногами и начинает потинькивать струною, и все
подтягивает колышек, - и все тоньше, все выше струнная жалоба, все
невыносимей. Тонкой, в сердце впивающейся судорогой - ти-ти-ти-и... Ай,
лопнет, не выдержит... И мурашки бегут по спине, а на маленьком лбу
бисеринки... И это доставляло потрясающее, ни с чем не сравнимое
наслаждение.
Так шла в темноте, и не было страха, и все повышалось тоненько:
ти-ти-ти-и... И смутно различала свою темную фигуру.
И вдруг протянула руку - стена дома. Ужас разлился расслабляющей
истомой по всему телу, и бисеринками, как тогда, в детстве, выступил пот.
Стена дома, а тут должна быть решетка бульвара. Значит, потерялась. Ну,
что ж такое, - сейчас найдет направление. А зубы стучали неудержимой
внутренней дрожью. Кто-то насмешливо наклонялся и шептал:
- Так ведь это ж начало конца... Не понимаешь?.. Ты думаешь, только
заблудилась, а это нач...
Она нечеловеческим усилием распутывает: справа Знаменка, слева
бульвар... Она, очевидно, взяла между ними. Протянула руки - столб.
Телеграфный? С бьющимся сердцем опустилась на колени, пошарила по земле,
пальцы ткнулись в холодное мокрое железо... Решетка, бульвар. Разом
свалилась тяжесть. Она спокойно поднялась и... задрожала. Все шевелилось
кругом - смутно, неясно, теряясь, снова возникая. Все шевелилось: и
здания, и стены, и деревья. Трамвайные мачты, рельсы шевелились,
кроваво-красные в кроваво-красной тьме. И тьма шевелилась, мутно-красная.
И тучи, низко свесившись, полыхали, кровавые.
Она шла туда, откуда лилось это молчаливое полыхание. Шла к Никитским
воротам. Странно, почему ее до сих пор никто не окликнул, не остановил. В
черноте ворот, подъездов, углов - знает - затаились дозоры, не спускают с
нее глаз. Она вся на виду; идет, облитая красным полыханием, идет среди
полыхающего."

Я пока только два расказека прочитал, но опчее впечатление вполне себе такой джармушевский "мертвец", только чуток в других декорациях.

И кстати у него ПСС на 15 томов, а чтот в сети - маловато.
Ан нет, на зеркале больше: http://az.lib.ru/s/serafimowich_a/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments